Критика стихов

на мой взгляд ничего существенно не меняется.
"Тот" мир всё же никак с нашим не пересекается. Оттуда сюда нельзя вернуться, свечи, задутые здесь, никак не влияют на потусторонний мир, они нужны для живых.
Фраза "хоть свечи не задунут" говорит о каких-то силах, способных зачем-то что-то задувать (им делать нечего, что ли?) и что это за силы? Если человек ушел, ему хоть свечи, хоть факелы, всё едино.

Но есть у людей такая игра - вера в то, что какая-то микрочастица души усопшего способна думать, помнить, сочувствовать, общаться и поэтому первый вопрос: "Нашёл ли ты теперь свою лагуну?" можно принять, как продолжение некоего разговора.
Фраза "Тут слишком мёрзло чтоб вернуться к нам" не имеет смысла, поскольку ни о каких формах "возвращения" даже и говорить нельзя.
Фраза "В последний путь, хоть свечи не задунут" также не имеет смысла, раз "последний путь" уже пройден.
Фраза "Ты в мир иной от злых сердец окунут" может применяться, но тогда нужно объяснять от каких таких "злых сердец", а слово " окунут" - имеет какое-то временное действие, как будто можно вытащить героя назад в мир злых сердец. Но если он умер, то — нельзя и нет смысла на эту тему говорить.

"Ворвусь и разбужу весны качели" - красивая фраза. Но она относится только к живому. Весь текст так или иначе обращается к ушедшему герою, как к живому, поэтому я и не понял, что его уже нет.
Мне кажется, говорить можно только о памяти, о произошедших событиях, о грусти по этому поводу, только о нематериальном.



Наиболее читаемое